После инсульта Бельмондо придумал, как преодолеть немоту

После инсульта Бельмондо придумал, как преодолеть немоту

«Десять месяцев я не мог вымолвить ни слова»

Новость эта потрясла не только Францию — весь мир: актер умер Жан-Поль Бельмондо. Любимец французов, мужественный человек. Он много лет боролся с последствиями инсульта, каждый раз уходя и возрождаясь. К его состоянию и  болезни даже привыкли, понимая — теперь это его жизнь. А он хотел жить в полную силу. И, как мог, это делал.  Несколько  лет назад открывал музей своего отца-скульптора. Там мы и поговорили с ним — об отце, его Шлез и и о том, как память помогает жить.  Сейчас каждое слово ценно — вспоминаем. 

Фото: Владимир Сычев.

Франция, Булонь-Бийанкур, маленький пригород Парижа. С конца XIX века здесь один за другим стали появляться кинематографические павильоны. Здесь снимался в фильмах «Веселое воскресенье», «За пригоршню долларов» и «Профессионал»  любимец французов – Жан-Поль Бельмондо. Сегодня у него большое событие, открывается музей Поля Бельмондо, его отца-скульптора. Обычно люди преклонного возраста интересуют лишь своих детей и внуков. Что не скажешь о нашем герое. 

Его появление на публике отмечают и стар, и млад. Любимый актер приносит столько энергии, что даже нахмурившееся небо разглаживается и из за туч выходит солнце.

Мы беседуем с Жан-Полем Бельмондо в студии где собраны работы его отца. Рядом лежит его верный пес Карай и внимательно прислушивается к беседе.Бельмондо вспоминает отца. 

— У меня кумиром был отец. Сколько себя помню, он всегда работал. С утра и до полной темноты. А труд скульптора — тяжелый! Таскать песок, месить глину, делать формы. 

После кончины отца осталось 259 скульптур, 444 медали, 878 рисунков и эскизов. Он был продолжателем великих классических традиций. Вот видите — этот золотой медальон папа мне сделал (показывает медальон и еще кучу брелоков на золотых цепочках — тут и золотая боксерская перчатка, и массивное  кольцо) 

Фото: Владимир Сычев.

— Я ношу на груди память о дорогих мне людях. А это золотая  печатка —  память о маме. Мама была строгой и нам, детям, частенько от нее доставалось — в отличие от отца, который нас никогда не наказывал и не ругал. 

Я вспоминаю, как по воскресеньям ходил с отцом в Лувр и там познавал искусство. Отец рассказывал мне о художниках и скульпторах, и многое я помню до сих пор. Папа был для меня настоящим авторитетом. Хотя был заядлым  консерватором и практически никогда меня не хвалил, и меня это обижало вначале, поскольку отец считал, что кино — несерьезный жанр, и как актеру нужно состояться на сцене театра, но зато это помогло мне не заболеть известной «звездной» болезнью. 

Когда мое тело подчинялось мне, я чувствовал себя великолепно. Проблема в том, что актеры никогда не щадят себя. Уходит много энергии и сил на роли. Актеры считают, что они бессмертны и ничего с ними не может случиться — в молодости  о возрасте не задумываешься… 

Знаете сколько бы вам ни было лет — стареет лишь ваше тело, и это, конечно же, неприятно… Но вот когда стареет душа, тут уже приходится туго.

Когда со мной произошел инсульт, я в течение 10 месяцев не мог вымолвить и слова, и мне было воистину страшно, что я никогда не смогу говорить. И я решился сниматься в фильме «Человек и пес» чтобы самому себе доказать, что я еще что то могу. Это помогло мне выкарабкаться из бездны. 

Фото: Владимир Сычев.

И, несмотря на все удары судьбы, я люблю жизнь и радуюсь каждому прожитому дню. Вокруг меня мои родные и близкие — сын Поль с детьми и мои дорогие, такие мои друганы как Шарль Жерар, с которым мы дружим уже 60 лет! Можете себе представить такое? И у нас всегда находилась тема для разговора! Я не боюсь смерти потому что это только сон. Но я бы предпочел умереть а своей кровати». Так это и случилось. Франция скорбит.

Фото: Владимир Сычев.

Источник: mk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *